Gerb

Ивановская государственная медицинская академия

Их вклад в Победу

Minify img
Inline ×

Они мечтали быть детскими врачами, они стали ими, но началась война. Их воспоминания о тех днях, немногословные передают весь драматизм и великое напряжение страны.

Из воспоминаний А. Д. Хелевиной.

«С приближением линии фронта увеличился поток раненых, по­требность в постоянных дежурствах на вокзале в медицинском пункте объяснялась тем, что поезда с ранеными прибывали без расписания. Трудились до изнеможения, в тяжелейших условиях, которые усугуб­лялись нехваткой пищи и холодом.

Горе сменилось надеждой, бессилие - ожесточенным трудом, скорбь - яро­стью. Но вера в победу вдохновляла. Эта вера помогала выстоять, со­вершать подвиги, которых они не замечали, творить чудеса, казавшие­ся будничным делом.

До войны я была ординатором кафедры детских болезней ИГМИ.  В 41-м – была мобилизована для работы в эвакогоспитале № 3077. Предполагаемый профиль госпиталя - легкие ранения, не тре­бующие длительного лечения, ранения мягких тканей. На деле все оказалось иначе: легко­раненых не было, а ранения мягких тканей сопровождались повреждениями костной системы.

Лечение проводилось комплексно: систематические перевязки, фиксация поврежденных конечностей при помощи лонгетов, переливание крови, витаминиза­ция, лечебная физкультура, массаж. Работы было очень  много, а коллектив госпиталя - десять человек.

Руководила нами ведущий хирург, доцент ИГМИ Конкордия Федоровна Рогова - специалист высочайшего класса. А вечерами мы ходили на занятия доцента Л.С.Хавкина - это было тоже отличной школой для нас.

В сентябре 1944 г. я была переведена в другой госпиталь, а в 1945-м вернулась в клинику ИГМИ».  

Впоследствии Анна Дмитриевна стала кандидатом медицинских наук, отличником здравоохранения. Награждена орденом Отечественной войны II степени и медалями. До 1973 г. работала ассистентом кафедры педиатрии.

Заслуженный деятель науки РФ, профессор Пузырева Надежда Иосифовна так описывала военное лихолетье.

«Через две недели и я получаю повестку о моби­лизации. У меня на руках ребенок 9 месяцев. Иду работать в госпиталь. В здании индустриального техникума в бывших классах уже развернуты палаты с накрытыми койками, подготовлены опе­рационные, перевязочные, приемное отделение, санпропускник и др., госпи­таль укомплектован врачами, медсестра­ми и другими работниками.

Наш прифронтовой эвакогоспи­таль 1883 имел эвакоприемник на железнодорожном вокзале, куда круглые сутки шли поезда с ранеными. В тяжелых боях под Москвой и за Москву решалась судьба страны, это сознавали и молодые, и люди старшего поколения...

В Иванове и области было развернуто много госпиталей раз­личного профиля: для легкораненых, с ранениями конечностей, ране­ниями грудной клетки и брюшной полости, для раненых с черепно-мозговыми травмами и др. Наш же госпиталь был сортировочным, но при этом имел также ряд специализированных отделений.

Бригада молодых врачей на вокзале и прямо в санитарных поездах проверяла состояние прибывших и медицинскую документацию (карту медсанбата, а позднее историю болезни) и затем распределяла раненых по профилю госпиталей, определяла очередность транспортировки, обеспе­чивала осторожную разгрузку из поездов и погрузку в машины. Не могу не вспомнить при этом самоотверженный, просто непосильный труд студенток энергетического и текстильного институтов, которые в качестве санитаров работали с нами и бережно переносили раненых на носилках с большими тяжелыми гипсовыми повязками, через железнодорожные пути в вокзал или из вокзала в машины, и всегда безотказно, подчас по суткам и более не уходя на отдых.

Когда мест в госпиталях не хватало - занимали все коридоры и лестнич­ные клетки и все помещения, где можно поставить носилки.

Круглосуточно на всех этажах, во всех отделениях работали пе­ревязочные и операционные. Зимой 1942 года раненые поступали с первичной повязкой, временной иммобилизацией, в своей боевой одежде, запачканной землей, порохом и кровью. Казалось, что лица бойцов и командиров - одного возраста, такой отпечаток накладывал на них ужас пережитых сражений.

Будучи совсем молодым врачом, я нередко сомневалась в своих знаниях и медицинской подготовке. Но вскоре убедилась, что обуче­ние в институте создало основы для врачебной деятельности не толь­ко в педиатрии, но и в травматологии, в терапии и др.

Тогда для меня медицина открылась во всем ее величии. Не только различные ранения, но и масса осложненных болезней: прободение язвы желудка/полостные кровотечения, непроходимость кишечника, острый аппендицит и другие, и так часто случавшиеся у раненых, требовали своевременной диагностики и оперативных вмешательств. И было радостно видеть, когда поправлялись самые тяжелые больные.

После победы наших войск под Москвой работа по приему ра­неных, их госпитализации и транспортировке в глубокий тыл стала более равномерной и слаженной, в госпитале стали функционировать спе­циализированные отделения.

Не могу без душевной боли вспоминать палаты раненых, у ко­торых развилось грозное осложнение - газовая гангрена, вследствие внедрения анаэробной инфекции.

Вспоминаются случаи, когда находчивость, высокая врачебная ква­лификация действительно спасали жизнь человека. Молодой лейтенант с высокой ампутацией ноги, только начавший ходить на костылях, одна­жды поскользнулся, упал, травмировал рану, лигатура на сосудах наруши­лась и началось сильное кровотечение из крупной ветви бедренной арте­рии (фонтан крови отпечатался на стене коридора почти до потолка). Случайно оказавшийся невдалеке главный хирург быстро оценил ситуа­цию и, подбежав, сильно прижал кровоточащий сосуд к костному высту­пу. Кровотечение прекратилось. Осторожно раненого перенесли в опера­ционную, где была наложена лигатура. Лейтенанта спасли.

После демобилизации в августе 1945 года я возвратилась в ин­ститут и получила возможность для научной, педагогической и вра­чебной деятельности».

Кавалер ордена Отечественной войны II степени и многих медалей, залуженный деятель науки России, отличник здравоохранения, профессор Н.И.Пузырева  до 1985 года  возглавляла  кафедру детских болезней лечебного факультета ИГМИ. 

Из воспоминаний Анны Федоровны Бычковой:

«В 1943-1945 я находилась в Действующей Армии. С боями наша дивизия прошла Украину, Молдавию, Румынию, Югосла­вию. Близость фронта ощущалась постоянно, и никогда не было уве­ренности, что останешься жив. Но мы о себе не думали, понимая, что спасать раненых - вот наша обязанность.

Хотя я по специальности педиатр, на фронте оперировала раненых наравне с другими врачами. Сколько же бойцов и командиров прошло через наши руки, скольким спасли мы жизнь! За сутки порой поступало несколько сот раненых и больных. Ни о каком отдыхе не могло быть и речи. Но мы были молоды, и все было нам нипочем!

На Украине нас страшно бомбили, и пришлось спрятаться в окопчике. А шинель моя осталась на поверхности земли. Когда после налета я пошла за ней - она была вся изрешечена осколками. Многих коллег засыпало в блиндаже, и мы принялись спасать их, делать искусственное дыхание, инъекции.

Увы, не всех удавалось вернуть к жизни. Медики тоже неред­ко погибали в этой войне. А я, видно, "родилась в рубашке"... В один из дней незадолго до окончания войны я должна была поехать за ранеными и села в машину. В последний момент меня пересадили в другую. Вскоре мы узнали, что первая машина по дороге в госпиталь взорвалась».

С 1953 г. по 1979 г. кан­дидат медицинских наук, доцент. А.Ф.Бычкова, кавалер  правительственных наград  работала в ИГМИ на кафедре факультетской педиатрии.

Проходят годы, страна переживает светлые и порой хмурые времена, но память о людях, принесших на алтарь Победы свои молодые жизни, будет вечна.


  • Minify img
  • Minify img
  • Minify img
  • Minify img

Задать вопрос